Общество

Крылья для медвежонка. Как сегодня живёт косолапый, спасённый лётчиками?

Два года назад лётчики спасли мишку, странным образом оказавшегося на взлётной полосе. Скорее всего, его подбросили охотники или лесорубы, перед этим, возможно, не пожалев его мать.

А малышу месяца два от роду, и шансов выжить никаких! Лётчики аэродрома Орловка в Тверской области назвали подкидыша Мансуром Орловским и зачислили в отряд.  

Такси и клубника

«Дальше дороги нет», — таксист высадил меня посреди леса и был таков. Буераки, разрушенные строения. Самолётов не слышно. Медведем не пахнет… Пришлось идти наудачу. Месяц назад лётчики перевезли Ман­сура сюда, под Калугу, — на аэродром Орешково. На прежнем месте женщины стали бояться мишку — рост уже выше среднечеловеческого, вес — центнера полтора.  

Мишка — сын полка. На аэродроме в Тверской области приютили медвежонка

«Мансур, выходи, к тебе гости», — «названый папа» Андрей Иванов уговаривает «сыночка» покинуть берлогу-контейнер. Но Мансур так соскучился, что начинает сосать руку Андрея. Не прикусывает, а берёт нежно — по самую кисть. И урчит счастливый. Даром что «папка» у Ман­сура воскресный. Всю неделю Андрей работает в Москве. Защищает права пилотов и владельцев воздушных судов. Но настоящее удовольствие ему с детства доставляют небо, самолёт. А теперь и медвежонок.   

Сегодня Мансура уже успели искупать из шланга. В Тверской области Андрей водил мишку на пруд, в Орешково планирует обустроить искусственный водоём. А просторный вольер прибудет уже в эти дни. Участь Мансура решена. «Мы пытались отдать его профессионалам, но зоопаркам своих бурых медведей хватает. Пажетновы (семья биологов, адаптирующих медвежат-подкидышей к дикой природе. — Ред.) тоже отказались: Мансур уже не боится людей — если его отпустить, он зайдёт в деревню. И всё!»  

Первое время медвежонка кормили каждые 4 часа из бутылочки с соской. Спасибо специалистам Московского зоопарка — консультируют до сих пор. «Больше вреда было от зоозащитников-непрофессионалов. Они истерили: не мучайте бедное животное. Но вся жизнь медвежонка отражена в соцсетях, у него даже сайт есть. И из наших рассказов ясно: другого варианта выжить у Мансура нет».

Малышу исполнилось полгода, когда лётчики в очередной раз попытались его пристроить. Обратились в Минприроды, чтобы мишку отправили в заповедник. И вдруг случайно узнали, что Мансур на притравочной станции. «А мы ведь его отдавали с условием, что сможем навещать. Когда правда открылась, вызволить «сына полка» из беды было уже делом техники — целой командой поехали».

Мансур садится, встаёт на две лапы, ложится на спину — игры на свежем воздухе с любимым «папкой» ему нравятся не меньше водных процедур и лакомств от друзей, которые и сами прилетают, и шлют лакомства: орехи, семечки, изюм, фрукты, овощи, мёд, финики. Однажды кто-то ящик клубники привёз. К слову, молоком из пакетов мишка брезговал, а деревенское обожал. То же самое с арбузами. Разломит, понюхает — один уплетает за обе щеки, от другого нос воротит. 

Однажды приехала к Мансуру целая бригада врачей — 5 человек, две машины оборудования — и удалили ему под общим наркозом два зуба. «Такой кариес был — болячка уже наружу вылезла. Похоже, без нас его сажали на цепь, и он содрал всю эмаль».      

А в прошлом году Мансур… сбежал. Погулял по аэродрому, искупался. И отправился в деревню. «Из администрации звонят: заберите медведя! Ребята помчались. А в это время по деревне ехал фермер. Остановился и давай тискать медвежонка. Наши кричат: уезжай! Но Мансур уже увидел открытую машину — и нырк туда. Фермер в шоке. Пришлось ему везти мишку на аэродром». А вот полюбить самолёт, как «папа», Мансур пока не смог. Когда-то Андрей посадил его в кабину своего Ан-2. «А он, как услышал рёв мотора, забрался ко мне на колени, морду в форточку высунул — ещё больше испугался, обнял меня лапами за шею. И всё! Чувствую, как штаны мои всё теплее, теплее…»

«Львёнка не возьмёте?»

Мечта Андрея и его коллег — развить частную авиацию. Сам он начал летать в 11 лет — в планерной школе на Тушин­ском аэродроме. Сейчас здесь, в Орешково, не столько клуб по интересам, сколько волонтёрское движение. Несколько лет назад ребята восстановили два легендарных Ил-14 (во всём мире их осталось три). А теперь та же команда содержит Мансура. «Когда мишке сделали сайт, народ стал предлагать помощь. И транзакции все видят. Например, металлический вольер диаметром 50 метров обошёлся в 700 тыс. руб. (бетонный стоил бы миллионов шесть). Половину оплатили поклонники Мансура, вторую — мой друг. Его же компания каждый месяц перечисляет мишке денежку на питание».

Юра, Света и медведь. Семья дрессировщиков много лет живёт с диким зверем

Когда-то к Мансуру очереди стояли — вечером он, бедный, валился без сил. Да и сейчас вниманием не обделён. То вертолёт приземлился с пилотом Катей из Москвы: «Мансур, я тебе яблоко даю, а ты руки лижешь!» То из соседнего Воротынска бабушка с внуком пришла.   

«Что дальше? Есть у нас мечта — медвежий форт: несколько пород в одном вольере, — признался Андрей. — Нам, к слову, и медвежат ещё предлагали. И даже львёнка. Мы пока не готовы».

Пока и без форта взрослые и дети здесь одинаково счастливы. Между гостями и медвежонком только электронный пастух. Нежная женщина, случайно задев провод с током, ойкнет. Для мишки же это самое гуманное средство охраны. «Он у нас никого ни разу не обидел. Но поведенческие особенности хищника стоит учитывать». 

Рубашка превращается… Превращается рубашка… На глазах у изумлённой публики Мансур укоротил рукава «папкиной» робы. «Теперь понимаете, почему мы не подпустили вас к мишке? Очень уж он ласковый. Начнёт обниматься — и одежду порвёт, и повалит легко. А мы приручили — теперь в ответе».

Источник

Показать еще больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 6 =


Яндекс.Метрика
Close